Алексей Пантелеев

Previous Entry Share
Забытый чемпион: что осталось за кадром в кинодраме «Движение вверх»
panteleich
Фильм "Движение вверх" собрал уже 2,5 миллиарда рублей, его посмотрели почти 10 млн зрителей. Это данные автоматизированной системы учета купленных билетов в российских кинотеатрах. А я держал в руках ту самую золотую олимпийскую медаль из Мюнхена, принадлежащую члену советской баскетбольной сборной и омичу Ивану Дворному.  Сейчас медаль хранится у его вдовы. Правда, все, что она сейчас имеет - пенсию в 12 тыс. и вынуждена работать уборщицей и гардеробщицей. Об истории самого Дворного я уже писал. У меня в друзьях много предпринимателей и активных людей, может, появятся какие-то идеи, как воздать должное памяти талантливого омского спортсмена, с которым обошлись несправедливо, и его семье? Под катом - новый текст с дополнительно собранными фактами и фотографиями.




Фильм Антона Мегердичева «Движение вверх» о победе сборной СССР по баскетболу на мюнхенской Олимпиаде 1972 года уже стал самым кассовым среди российских картин за всю историю кинопроката. В Омске фильм также стал рекордсменом, однако мало кто из омичей знает, что жизнь и карьера одного из героев тех событий и их земляка Ивана Дворного оказалась сломана всего через год после спортивного подвига в Мюнхене.


Исторический баскетбольный финал Олимпиады-1972 давно ждал своего режиссера. Поединок советской и американской сборных стал одним из самых ярких событий игр в Мюнхене и одной из наиболее драматичных встреч в истории мирового баскетбола. Споры о последних трех секундах матча, когда сборная СССР немыслимым образом вырвала победу у американцев, идут до сих пор.

Одним из игроков той звездной сборной был 20-летний Иван Дворный — уроженец небольшого села в Москаленском районе Омской области. В фильме его образ не выделен, Иван был самым молодым игроком команды и в легендарном финальном матче непосредственно не поучаствовал — сидел на скамейке запасных, готовый в любой момент выйти на паркет. Но в Мюнхене Иван Дворный играл в предшествующих финалу матчах и также стал олимпийским чемпионом, пожалуй, самым малоизвестным в Омске. Однако судьба талантливого баскетболиста сложилась не по-киношному, а может, наоборот, еще ждет своего режиссера.

Сегодня та самая «мюнхенская» золотая медаль хранится у супруги Ивана Дворного Татьяны Георгиевны. Иван Васильевич умер 22 сентября 2015 года на 64-м году жизни от рака легких. Болезнь обнаружили слишком поздно. Сегодня в их квартире в «хрущевке» на рабочей окраине Омска пусто — взрослые сын и дочь живут своей жизнью. Татьяна Дворная в свои 60 лет на пенсии, но работает в железнодорожной компании «простым работягой». Иначе на пенсию в 12 тысяч рублей не прожить. Вот и в кинотеатр на показ кассовой премьеры пока не сходила — то работа, то дела семейные.


«Везде показывают рекламу фильма, а у меня слезы рекой, — говорит она. — Иван рано ушел. Но болезнь не спрашивает. Во время событий фильма Ваня был молодой, всего 20 лет. Я постараюсь посмотреть фильм с дочерью, сын Антон сходил в кинотеатр, и ему очень понравилось».

Омская легенда

История Ивана Васильевича кажется фантастической. Мальчишка из деревни до 14 лет даже и не помышлял о спортивной карьере, а уже спустя шесть лет стал олимпийским чемпионом. Сибирского богатыря, который к 14 годам вымахал до 1 м 97 см, заметили после областных соревнований, где Ваня толкал ядро. Потом домой к сельскому великану приехал его будущий тренер по баскетболу Виктор Николаевич Промин, поговорил с родителями и забрал парня в Омск.

«Первый раз я встретила Ивана как раз в тот день, когда Виктор Промин привез его из деревни, откуда он был родом, — вспоминает сегодня ветеран омского баскетбола и инструктор-методист Людмила Первушина. — Помню, как скромный мальчик Ваня стоял в автобусе, согнув голову, потому что она подпирала потолок, и застенчиво улыбался. А Виктор Николаевич похвастался: «Вот, нашел парня, у которого есть перспективы и с которым я буду заниматься».

«Я видела, как Виктор Промин много и кропотливо работал с Иваном, оставался с ним на дополнительное время, относился к нему с большой любовью, — продолжает Людмила Первушина. — Поначалу он даже учил его элементарно бегать, потому что Иван волочил ноги. Как и в фильме тренер Кондрашин отзывался о Саше Белове, называя вторым сыном, так и Промин относился к Ивану, как к своему сыну. Ваня даже какое-то время жил у него дома, пока его не устроили в интернат».

Иван Дворный (справа) и Александр Белов перед Олимпиадой

Потом Иван Дворный уехал играть за клубные команды, где его и приметил для сборной СССР Владимир Кондрашин. Скорее всего, он взял Ивана на перспективу, у парня были очень хорошие данные, а рост к Олимпиаде достиг до 2 м 6 см. Как раз с прицелом на Олимпийские игры Кондрашин стал сыгрывать Ивана с легендарным Сашей Беловым. «Но то, что Ваня не играл в самой решающей последней игре, ни о чем не говорит, — уверена Людмила Первушина. — Многие тренеры, когда идет игра очко в очко, «на переправе лошадей не меняют», так и тут, тренер старался выставлять на финал опытных «заигранных» игроков».

Прерванный взлет

То, что происходило в дни мюнхенской Олимпиады, отлично показано в фильме, и ветераны омского баскетбола хвалят ленту за правдоподобность и передачу того накала страстей и спортивного духа. А затем, в 1973 году, через год после триумфа на Олимпиаде, баскетбольная сборная СССР отправилась в заграничное турне, которое захватывало и Соединенные Штаты.


Команда победителей

За право принять нашу команду и увидеть русских, которые обыграли их национальную гордость, спорили 200 американских городов. В Балтиморе чемпионы удостоились особой чести — каждый получил звание почетного гражданина этого города.
В США самый молодой игрок сборной отрабатывал наравне со всеми. О нем даже появились отзывы в американской прессе, а в целом суперсерия по восьми городам США закончилась ничьей 4:4. Потом были туры по Бразилии и Испании.

После зарубежных «гастролей» команда вернулась домой. Но поступил «сигнал», и в аэропорту «Шереметьево» багаж игроков подвергли тщательному досмотру. «Лишние» вещи нашли у многих, спортсмены часто привозили из-за кордона дефицитные товары родственникам и знакомым, а порой и на перепродажу. Кстати, подобному эпизоду нашлось место и в фильме «Движение вверх», где в итоге все обошлось. Ну а в реальной жизни несколько заграничных вещей в багаже спортсменам никто не простил.


В зарубежном турне

В газете «Известия» вышла обличительная статья о «борьбе за чистоту нравов наших олимпийских чемпионов». Решено было устроить показательный процесс, а в итоге главной жертвой стал самый молодой игрок команды Иван Дворный. От этого удара и несправедливости он оправиться уже не смог.

«Две пары джинсов испортили мне всю жизнь. Мы все время после заграничных поездок что-нибудь привозили. Просто в этот раз поймали человека, который помогал мне продавать эти вещи, а он сдал меня», — вспоминал Иван Дворный в одном из интервью.

21-летнему спортсмену инкриминировали статью 78 (контрабанда — срок от 5 до 10 лет). И 7 июня 1973 года Дворный на пике своей будущей карьеры оказался в одиночке следственного изолятора Свердловска.

В 1973 году спортсмена осудили на 3 года за «спекуляцию» (перепродажу мелких партий товаров народного потребления). Семь месяцев он провел в тюрьме, еще восемь — на поселении, на «стройках народного хозяйства» в небольшом рабочем поселке под Ленинградом. При содействии тренера Владимира Кондрашина Ивана Дворного через полтора года освободили условно-досрочно. Но судьба талантливого баскетболиста оказалась сломана.


Борьба за выживание

В 1976 году Дворному разрешили играть, его взял владивостокский «Спартак». Заштатная команда при нем стала показывать неприлично высокие результаты и в 1978 году Дворного перевели в московское «Динамо». Вот только играть за «милицейский»
клуб он в итоге не стал.

В 1980 году Иван вернулся домой, в село Ясная Поляна Москаленского района, и занялся пчеловодством. Но перспектив не было никаких, и он перебрался в Омск, устроился простым слесарем в локомотивное депо «Московка», завел семью и детей. В итоге в депо отработал 14 лет и еще 6 лет в пожарной части. Одновременно олимпийский чемпион играл за омские любительские заводские баскетбольные команды «Шинник» и «Локомотив».

С супругой Татьяной они поженились в 1983 году. «В первое время, когда мы с ним познакомились, никаких разговоров о той Олимпиаде и не было, — вспоминает сегодня она. —  И мы не придавали этому большого значения, нигде он не выпячивался, не выставлялся. Только в последнее время в Омске начали о нем вспоминать, приглашать на спортивные мероприятия, и то он сильно этого не любил. Он ведь простой деревенский человек, не гордился во всеуслышание».


«Но баскетбол для него это была родная стихия, — продолжает она. — В другой раз проснется утром — рассказывает, как во сне играл, забрасывал мяч в корзину».

В советские годы семье дали трехкомнатную квартиру от локомотивного депо «Московка», где Иван Дворный стоял на очереди. Руководитель депо на собрании предложил выделить жилье вне очередности. Однако денег на жизнь не хватало, особенно тяжело стало в 90-ые годы. Об олимпийских заслугах Дворного тогда никто и не думал.

В ноябре 2001 года по совету друга Иван Дворный уехал, как он думал, на постоянное место жительства в Америку — город Кливленд, штат Огайо. Получить визу и приглашение помогло то самое почетное гражданство Балтимора. Поехал на заработки, причем, для столь отчаянного шага он был уже не молод — свое 50-летие Иван Дворный встретил в Штатах. По словам Татьяны Георгиевны, американский работодатель родом из Белоруссии отнесся к заслугам омского спортсмена с уважением, и на юбилей устроил Ивану Васильевичу праздник. Заядлому охотнику Дворному однажды даже удалось выехать за город и пострелять по мишеням.


Но за океаном Иван Васильевич устроился на работу… ночным уборщиком супермаркетов. Ночью мыл полы специальными машинами, за смену проходил километров по 30. А в шесть утра садился за руль и ехал в другой магазин — на подработку в новую смену. За двенадцать с половиной часов работы он получал 75 долларов и заработанные деньги сразу отсылал домой. В итоге заработал и на машину, и с долгами в России рассчитался. Вот фрагмент из воспоминаний чемпиона:

«Для того чтобы чистить туалеты и мыть полы, не нужно знать английский язык. Я просто приходил и качественно делал свою работу. Мною были довольны. Я мог бы жить там до сих пор, но с 2003 года олимпийским чемпионам в России стали выплачивать президентскую премию — 15 тысяч рублей. Я решил, что мне этих денег хватит, и вернулся домой».

Запоздалое признание

«Отец Ивана в свое время сказал его первому тренеру Виктору Промину: «Испортил мне сына! Он бы у меня сейчас председателем колхоза был». Столько несправедливости он встретил на своем пути», — вздыхает Людмила Первушина.
Долгое время об олимпийском чемпионе Мюнхена-1972 в Омске никто и не вспоминал. В 2002 году президент России прислал ему поздравительную телеграмму в связи с 50-летием, и у Ивана Дворного начали брать интервью, приглашать на мероприятия и встречи.


«Мы до последнего общались с Иваном, встречались в Центре игровых видов спорта, — продолжает Людмила Первушина. — Он очень сожалел, что в Омске мужскому баскетболу уделяется очень мало внимания. Этот спорт всегда был неродным дитем».

Поэтому однажды Иван Васильевич решил написать письмо Путину. В тексте он выложил все, что наболело на душе. Например, рассказал о том, что спортшкола Олимпийского резерва, которую он окончил, начинает захиревать. А к зданию СДЮШОР сделали огромную офисную пристройку и закрыли часть окон. Послание отправили, и оно, как обычно, попало не к президенту, а в отдел по работе с письмами граждан.

«В ответ пришло жесткое, черствое письмо-отписка от какого-то равнодушного чиновника, — вспоминает его соратница. — Иван в это время уже слег и очень сожалел: «Нет у нас правды. Умирая, ничего для родного города не сделал». А он очень хотел, чтобы в Омске был построен хотя бы один зал для баскетбола, соответствующий всем современным требованиям. Но нормального зала в Омске нет до сих пор».


В 2014-м у Ивана Дворного обнаружили рак легких. РФБ и омский клуб «Нефтяник-Авангард» разместили на своих страницах просьбы о помощи. Спортсмен прошел курс химиотерапии, но в 2015 году болезнь вернулась и оказалась сильнее.

?

Log in

No account? Create an account