Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

Забытый чемпион: что осталось за кадром в кинодраме «Движение вверх»

Фильм "Движение вверх" собрал уже 2,5 миллиарда рублей, его посмотрели почти 10 млн зрителей. Это данные автоматизированной системы учета купленных билетов в российских кинотеатрах. А я держал в руках ту самую золотую олимпийскую медаль из Мюнхена, принадлежащую члену советской баскетбольной сборной и омичу Ивану Дворному.  Сейчас медаль хранится у его вдовы. Правда, все, что она сейчас имеет - пенсию в 12 тыс. и вынуждена работать уборщицей и гардеробщицей. Об истории самого Дворного я уже писал. У меня в друзьях много предпринимателей и активных людей, может, появятся какие-то идеи, как воздать должное памяти талантливого омского спортсмена, с которым обошлись несправедливо, и его семье? Под катом - новый текст с дополнительно собранными фактами и фотографиями.


Collapse )

Омск. Часть 7: Любинский проспект и окрестности

Оригинал взят у varandej в Омск. Часть 7: Любинский проспект и окрестности


Как-то в пыльном полувоенном Омске середины 19 века жил генерал-губернатор, герой десятка войн Густав Гасфорд, руководивший отсюда освоением казахской степи и покорением Семиречья. В это же самое время в Омской крепости сидел на каторге Достоевский, но сейчас это к делу не относится. У Гасфорда была молодая жена Любовь Фёдоровна, в девичестве Львова, которая не прожив в Сибири и года, в 1852 году умерла от чахотки. Но - оставила о себе память в виде Любинской рощи, разбитой в это время на правом берегу Оми, и так сильно эта роща омичам полюбилась, что Любу, соединив её образ с образом её племянницы и следующей жены губернатора филантропки Надежды, тут запомнили как почти что святую покровительницу Омска. Земли рощи уже 1870-х годах городской голова Фёдор Чернавин начал продавать под застройку, "прорубив" Чернавинский проспект, правобережное продолжение Атаманской и Дворцовой улиц на левом берегу Оми, в показанных мной ранее Казачьем и Ильинском форштадтах - ныне всё это улица Ленина. К 1905 году в стремительно растущем городе от рощи не осталось и следа, а на её месте образовался один из красивейших в России городской район. Но память о Любе оказалась сильнее: неофициально Чернавинский проспект оставался Любинским проспектом, и народное название теперь уже участка улицы Ленина пережило и советскую власть, и 1990-2000-е годы. Любинский проспект для Омска - что для Москвы Арбат или для Киева Крещатик, так и остался если не душой города, то хотя бы его лицом.

Осмотрев в прошлой части деревянные левобережные слободы, перейдём теперь на правый берег Оми, к его 4 форштадтам, оформившимся в конце 18 века вокруг Второй Омской крепости: Кадашевский, Бутырский, Подгорный и Мокрый. Любинский проспект - в Подгорном форштадте, его с окрестностями в Бутырском и Мокром форштадтах сейчас и осмотрим.

Collapse )


я и Левиафан



Добрался наконец до «Левиафана» на широком экране. Вот уж не думал, что сюжет повторяет историю из моей жизни и моей семьи, случившуюся в начале 1990-ых годов. Пассионарное тогда было время. Агрегатному заводу вдруг потребовался участок земли с бревенчатым домом в центре Омска, недалеко от улицы Гусарова. Завод тогда кажется уже акционировался и стал впоследствии частным, огромные деньги там уже крутились, во главе были серьезные мужчины. Они и захотели построить на том месте новую жилую многоэтажку.
Но завод нормальную компенсацию за дом и 10 соток земли давать не хотел. Предложили моим родителям комнату в амурской коммуналке. Власти не вмешивались, предложение формально было засчитано. А начавшиеся суды видимо были проиграны, так как у завода на руках были все постановления. Но тут началась другая борьба, так как в отличие от соседей на такую компенсацию мы не пошли. Завод предложил квартирку побольше, в хрущевке, серьезные мужчины в кожаных куртках насильно загрузили вещи и перевезли на новое место, и отчим уже сдался, однако мама моя решила бороться дальше. Привлекла прессу, телевидение, правозащитников и адвокатов. Помню, сам я, десятилетний пацан, стоял в центре на площади у администрации Центрального района с плакатом в одиночном пикете и давал интервью какому-то омскому телеканалу (не помню, какому, может ОТВ-3), о том, как нарушают мои права. Бизнесмены с завода же в свою очередь привлекли каких-то милицейских полковников и руководство службы судебных приставов (почему-то в памяти всплывает фамилия Кукель-Краевского) – большая была сила. Было принято тогда и обращаться к бандитам, дома горели, а люди пропадали. Все было не на нашей стороне, включая чиновников – тетки из администрации не считали, что семье из трех человек с ребенком нужно что-то большее, чем однушка с плесенью на стенах.
Но мама привлекла казачью дружину, которая на лошадях и с нагайками днем и ночью патрулировали наш огород, не давая приставам и бульдозеру прорваться для сноса. Казаки тогда тоже были другими… В общем, противостояние было нешуточным. В итоге левиафан-завод не выдержал, сдался и купил двухкомнатную квартиру в только что построенном доме в нынешнем центре Левобережья. Адвокаты говорили, что это был ПЕРВЫЙ подобный случай в новой демократической России (начало 90-ых годов, напомню), когда за снос была получена справедливая компенсация и не в старом жилье, а в новостройке. Но это скорее исключение для того времени… Однако никто не хотел сдаваться, наверное, были большими идеалистами, чем сейчас, и верили в свои силы и в справедливость.

Омск потерял здание самой первой городской больницы

Игорь Федоров omchanin 17 сентября сообщил , что в Больничном переулке сгорело здание первой городской больницы, спроектированное и построенное самим Эдуардом Ивановичем Эзетом.

Здание погорело тихо и незаметно (даже в сводки о пожарах не попало) и до сих пор на весь Больничный переулок пахнет горелыми головешками.

Итак, что же было потеряно. До революции это здание в стиле позднего классицизма постройки аж 70-ых годов XIX века выглядело так:


Посмотреть на Яндекс.Фотках

Но такой вид сохранился только на старых открытках. Здание Первой городской больницы - первое гражданское медицинское учреждение Омска, до этого в городе был только военный госпиталь. Как рассказал зампредседаетеля ВООПиК Игорь Коновалов, изначально дом был очень интересным и характерным для своей эпохи: с ризалитами (выступами) на главном фасаде и массивными наличниками, на дворовом фасаде был фронтон. "Это был своеобразный деревянный классицизм, характерный именно для Эзета. Сейчас его деревянных построек практически не сохранилось, и это была одна из его лучших работ в дереве в архитектурном плане с точки зрения замысла и композиции, - считает Игорь Коновалов. - И это был знаковый для города объект, с него начиналась история омского здравоохранения. Он очень показателен, к примеру, потолки в нем были высотой пять метров, хотя тогда было печное отопление, и, казалось бы, это затратно и не рационально. У нас сейчас не строят больницы с пятиметровыми потолками".


Посмотреть на Яндекс.Фотках


Посмотреть на Яндекс.Фотках

Как вспоминает Коновалов, кирпичом здание обложили в начале 80-ых годов, но еще до этого была заменена обшивка, еще ранее утрачены наличники. Дом постепенно терял свою архитектурную значимость и первоначальный вид. Но в принципе он сохранялся, и все это можно было бы воссоздать и сделать в нем, к примеру, музей омского здравоохранения или Дом медика. Это было бы идеальным местом для этих учреждений.


Посмотреть на Яндекс.Фотках

Теперь возникает пара вопросов к городским властям – почему этот дом оказался выведен из эксплуатации? По словам Коновалова, он никогда не относился к Минобороны, а был на балансе горздрава, но потом горздрав ликвидировали. Здание вывели из эксплуатации под строительство пристройки к администрации. Но из всех грандиозных планов по новому зданию мэрии построили только первую очередь, а остальной проект заморозили. Когда оттуда съехала станция скорой помощи, дом еще был в хорошем состоянии и был пригоден к эксплуатации. Потом там оказались бытовки рабочих, которые возводили пристройку. Но и они съехали, тогда в здании еще можно было бы сделать косметический ремонт и возобновить эксплуатацию. А в итоге кем-то оно еще недавно предлагалось в аренду (на фасаде висело соответствующее объявление). Почему же добротное здание оказалось брошенным и в чьих руках потом оказалось? Было ли оно вообще учтено и состояло на чьем-то балансе? Все-таки земля и объект в самом центре города. И почему же тогда дом под самым боком у территории мэрии не охранялся и туда был доступ бродяг?


Посмотреть на Яндекс.Фотках

интервью с Варламовым

Илья ВАРЛАМОВ,
блогер, предприниматель:


«Я слышал, чтобы выиграть выборы мэра в Омске, нужно 200 млн рублей. Но у нас другой подход - у нас будет самая необычная и нестандартная предвыборная кампания»


Посмотреть на Яндекс.Фотках

На прошлой неделе в Омске побывал 28-летний бизнесмен, блогер и фотограф Илья ВАРЛАМОВ, решивший баллотироваться на выборы в мэры города Омска. Городская избирательная комиссия Омска приняла у него документы, и теперь Илья должен собрать более 9 тысяч подписей, чтобы его официально зарегистрировали как кандидата. Напомним, что до этого он выиграл праймериз «Гражданин мэр», проводившиеся в интернете. 18 апреля Илья ВАРЛАМОВ, официально представленный в подписных листах в свою поддержку как арт-директор ООО «Леопард, Медведь и Зайка», встретился с молодежью и блогерами. А 19 апреля состоялась еще одна встреча с журналистами. Некоторые вопросы неравнодушных омичей и ответы Ильи записал обозреватель «КВ» Алексей ПАНТЕЛЕЕВ, побывавший на обеих встречах.
Collapse )